Впереди растянутый шок и «отрубание хвоста по частям» — Росбалт

0
21

Переход к «зеленой экономике» для России может стать более тяжелым сценарием, чем даже обвал цен на нефть и газ, полагает экономист Игорь Николаев.

Наша экономика так и не перестроила свою структуру, оставшись в целом сырьевой.

Впереди растянутый шок и «отрубание хвоста по частям» - Росбалт

Несмотря на нынешний рост цен на углеводороды, которые остаются важным источником доходов для российского бюджета, Счетная палата РФ считает целесообразным предусмотреть сценарий шокового развития экономики в условиях резкого и непредсказуемого падения цен на нефть и газ, а также сокращение внешнего и внутреннего спроса

«В современной истории российская экономика уже неоднократно сталкивалась с экономическими потрясениями, прогнозирование которых не представляется возможным: наложение санкций в 2014 году, пандемия в 2020 году», — отметили при этом в Счетной палате. В целом, констатирует контрольное ведомство, «экономический кризис 2020 года, причиной которого стали карантинные меры, повлекшие за собой почти двухмесячный глобальный локдаун, рекордное снижение цен на нефть и, как следствие, ухудшение ситуации на рынке труда и падение доходов, привел к заметному спаду практически во всех видах экономической деятельности, ослаблению курса рубля и ускорению роста цен».

Кроме того, Счетная палата отмечает, что благосостояние россиян так и не восстановилось до тех показателей, которые были до кризиса 2014 года.

Звучит все это довольно угрожающе, учитывая, что шоков в новейшей истории России хватало. В связи с этим обозреватель «Росбалта» попросил директора Института стратегического анализа Игоря Николаева прокомментировать текущее состояние дел в российской экономике.

— Насколько реалистичен, на ваш взгляд, шоковый вариант, о котором говорит Счетная палата?

— Шок может быть достаточно традиционным. Например, вызванным падением цен на нефть. Такие страхи отнюдь не преувеличены. И хотя я думаю, что резкого обвала не будет, может случиться даже нечто худшее. Понятно, что сейчас после пандемии цены на энергоносители подросли. Однако ковид обозначил глобальный переход человечества от безудержного потребления углеводородов к «зеленой экономике». Сюда же можно прибавить и распространение удаленных форматов работы, и климатические проблемы. Все подталкивает к этому.

— Вы согласны с тем, что восстановление экономики уже произошло?

 — Произошло восстановление спроса на нефть и другие углеводороды до достаточно высокого уровня. Именно поэтому подросли и цены на нефть. На газ тоже, хотя тут другие причины. Но это достаточно временная конъюнктура. А стратегически, глобально, сокращение потребления традиционного топлива, подстегнутое пандемией, будет продолжаться. Так что нас скорее всего ожидает не обвал, а снижение цен на углеводороды.

— Как этот переход скажется на российской экономике?

— Она не перестроила свою структуру и осталась в целом сырьевой. Некоторые подвижки в сторону того, чтобы «отвязаться» от нефтегазовой зависимости были, но в целом в этой сфере у нас все осталось по-прежнему. Поэтому для нас этот переход станет тяжелым периодом. Эдакий растянутый шок. Отрубание хвоста по частям.

— Россияне постарше, конечно, помнят шоковую терапию начала 1990-х годов, поэтому, прочитав новости из Счетной палаты, они, вероятно, поежились. Не будут ли, на ваш взгляд, и в ближайшем будущем задействованы такие методы «лечения» экономики, как тогда? Дикая инфляция, галопирующие каждый день цены?

— Думаю, нет. Тогда был кризис иного рода. Трансформационный кризис перехода от одной системы к другой — отпуск цен, либерализация, приватизация, взлет цен на 2000-3000 процентов в год… Сегодня другое состояние экономики. Такого падения, полагаю, не будет, в первую очередь из-за того, что маловероятен резкий обвал цен на энергоресурсы. Скорее всего, как я сказал, будет их постепенное снижение. Но, повторю, что стратегически для нас это может оказаться даже более неприятно.

Вместе с тем, сценария разгона инфляции исключать нельзя. Это мы видим уже и сейчас. Россия в 2017 году достигла исторического минимума, когда инфляция составила 2,5%. С тех пор она постепенно растет. В этом году, думаю, будет не меньше 6%.

— Чем вы объясняете нынешний рост цен на нефть до 80 долларов за баррель и газ до 1000 долларов за тысячу кубометров?

— Если говорить о нефти, то это, как я отметил, показатель восстановления мировой экономики в этом году. Мы видим, что локдаунов практически нигде уже не применяют. Восстановление повышает спрос на энергоресурсы, цены на которые идут вверх.

Что касается рекордных цен на газ, то они вызваны краткосрочными контрактами на биржах. Если мы посмотрим на долгосрочные контракты на газ того же «Газпрома» на бирже, то там ничего подобного не происходит. Рост цен на газ по краткосрочным контрактам вызван проблемами с его поставками. Это результат конъюнктуры, связанной с предложением этого вида топлива на европейском рынке.

— Не могу вас не спросить про прогнозы некоторых экспертов, которые допускают начало мирового экономического кризиса из-за возможного банкротства крупнейшего китайского застройщика Evergrande.

— Мне кажется, что это не очень реалистичный сценарий. Если сравнить с ситуацией 2008 года, когда депрессия началась с банкротства американского банка Lehman Brothers, то сейчас ситуация иная. Тогда был кризис финансовый, а нынешний был вызван пандемией, локдаунами.

В Китае, конечно, есть проблемы, но мы видим, что ситуация с этим застройщиком не отражается даже на китайской экономике, не говоря уж о мировой. В КНР экономика умудрилась даже в 2020 году не упасть, а подрасти примерно на 2%. На фоне всех остальных стран это, безусловно, выдающийся результат.

О проблемах китайской экономики говорят последние годы много, но пока мы видим, что она показывает приличный рост и устойчивость даже к таким неожиданным факторам, как пандемия.

Беседовал Александр Желенин

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь