В Германии объявлена «красная угроза» – Росбалт

0
20

Участие «Левых» в правящей коалиции, даже если и случится, не сделает немецкое правительство лояльным Кремлю, полагает эксперт Игорь Эйдман.

Игорь Эйдман.

В Германии объявлена «красная угроза» - Росбалт

Канцлер ФРГ Ангела Меркель заявила о «красной угрозе», нависшей над страной. Выступая в Бундестаге, она припугнула депутатов возможностью формирования по итогам предстоящих 26 сентября парламентских выборов «красно-красно-зеленого» правительства, имея в виду, что социал-демократы (СДПГ) и партия «Союз 90 / Зеленые» могут создать коалицию, в которую пригласят и представителей партии Die Linke («Левые»).

О том, возможно ли такое новое правительство Германии, какой будет его политика по отношению к России и чем вызваны слова канцлера, обозревателю «Росбалта» рассказал живущий в ФРГ российский социолог и публицист Игорь Эйдман.

— На ваш взгляд, насколько вероятна победа социал-демократов и «зеленых» на сентябрьских выборах в Бундестаг, а также их коалиция с «Левыми»?

— Такой вариант сейчас обсуждается, хотя вероятность его реализации невелика. Дело в том, что хотя у социал-демократов и есть опыт коалиции с «Зелеными» и «Левыми», например, в правительстве Берлина, тем не менее, для них «Левые» самый нежелательный партнер из всех возможных, не считая, конечно, крайне правой «Альтернативы для Германии» (АдГ). Хотя популярный кандидат социал-демократов на должность канцлера Олаф Шольц и не стал полностью исключать такой коалиции, я думаю, что она все же маловероятна.

— А почему?

— У «Левых» слишком радикальные для социал-демократов предложения, как во внешней политике, так и по внутриэкономической повестке. Что касается первой, то «Левые», скажем, выступают за выход Германии из НАТО. Социал-демократы более умеренны. «Зеленым» экономическая программа «Левых» ближе, но внешнеполитическая ориентация «Левых» для них так же неприемлема, как и для СДПГ.

— Что касается внешнеполитической программы «Левых», то она, в общем, известна — выход Германии из НАТО, отказ от экспорта вооружений и дружба с Россией — в общем, такой своеобразный пацифизм в пользу одного из новых «империалистических хищников». А что представляет собой их социально-экономическая программа?

— Она, с моей точки зрения, менее экзотична, вполне себе такая лево-социал-демократическая программа. Они не призывают национализировать крупные концерны, но давно настаивают на повышении минимального размера оплаты труда, улучшении социальной защиты безработных, защите квартиросъемщиков, запрете на повышение арендной платы — для Германии, где большинство людей живут на съемных квартирах, где люди мобильны, последнее очень актуально. То есть их главная задача — усиление социального государства.

— Если вероятность формирования такой красно-красно-зеленой коалиции невысока, то почему сейчас в Германии заговорили об этом?

— Я думаю, что христианские демократы (ХДС), в частности Ангела Меркель, говорят об угрозе такой коалиции большей частью для того, чтобы напугать и мобилизовать умеренный и правый электорат в свою поддержку. Большинство граждан ФРГ такого резкого поворота не хотят. Так что обсуждение угрозы формирования такого левого правительства — это больше политтехнологический прием, который использует сейчас ХДС, чем реальная угроза.

— Как вы полагаете, социал-демократы и «Зеленые» способны набрать на предстоящих выборах большинство без «Левых»?

— Нет. Это был бы такой вариант коалиции, которая существовала в 1980-е, но сегодня она вряд ли возможна. Сейчас в Германии вообще не просматривается вариантов двухпартийной правящей коалиции. Скорее всего, будет трехпартийная. Правда, гипотетически возможно объединение двух крупнейших партий Германии — ХДС и СДПГ. Хотя по последним опросам они в сумме все же не набирают большинства. Но все может быть. Не исключено, что христианские демократы ближе к выборам наберут нужное количество голосов. Социал-демократы уже растут, христианские демократы падают, но возможно еще подтянутся. Сейчас, как мы видим, в их кампанию активно подключилась и Меркель, и все раскачивают эту тему — левого поворота, которого немцы, особенно в западных землях, не хотят.

Кроме того, «Зеленые», популярность которых некоторое время назад сильно пошла вверх, сегодня несколько подрастеряли поддержку. Часть электората распугал радикализм их лидера Анналены Бербок.

— А в чем радикализм немецких «Зеленых»?

— Дело в том, что зеленая повестка давно входит в противоречие с экономическим развитием. «Зеленые» этого и не скрывают. В Германии, как и во всем мире, конечно, есть люди, для которых экологическая безопасность имеет приоритет над экономическим развитием. Но для большинства немцев все же экономический рост очень важен. Многие инициативы «Зеленых», такие, например, как запретительные акцизы на бензин или запрет атомной энергетики в стране, конечно, бьют по карману немецких граждан, и это многих отпугивает от них. Молодежь, правда, это не пугает, но большинство избирателей Германии немолоды.

— На ваш взгляд, изменится ли российское направление немецкой политики в случае победы социал-демократов и «Зеленых»? Насколько я понимаю, даже если они создадут коалицию с «Левыми», которые путинской России симпатизируют, последние особенно влиять на внешнеполитический курс страны не смогут?

— Да. Но дело еще и в том, что позиции социал-демократов и «Зеленых» по ряду моментов внешнеполитического курса различаются. Например, «Зеленые» против строительства газопровода «Северный поток — 2», а социал-демократы — за. Вообще социал-демократы считаются в Германии более лояльной к Кремлю партией, чем ХДС, уж не говоря о «Зеленых». Хотя среди социал-демократов есть разные политики. Например, нынешний министр иностранных дел ФРГ Хайко Маас занимает по отношению к Кремлю довольно жесткую позицию, а его предшественник на этом посту Зигмар Габриэль был гораздо более лоялен к России. Олаф Шольц будучи министром финансов не очень был замечен в каких-то внешнеполитических симпатиях.

Но в целом я не думаю, что внешнеполитический курс Германии сильно изменится. Разные политики будут уравновешивать друг друга. «Зеленые» будут занимать более жесткую позицию по отношению к Москве, социал-демократы — более мягкую, но не до степени коллаборационизма.

Беседовал Александр Желенин

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь