Три сценария войны с Украиной — Росбалт

0
20

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Насколько вероятно, что передвижения войск у границы перерастут в масштабный вооруженный конфликт Москвы и Киева и кто пострадает от этого сильнее всех?

Вступление в большую войну для собственного населения придется как-то обосновать пропагандистски.

Три сценария войны с Украиной - Росбалт

Александр Желенин Журналист
ИА «Росбалт»

Напряженность, которую вызывают сообщения о концентрации российских войск вблизи границы с Украиной, растет сильнее и быстрее, чем это было весной этого года, когда происходили похожие события. Дело дошло до того, что бывший начальник Генштаба Вооруженных сил Украины (ВСУ) Игорь Романенко пообещал России «кровавую баню» в случае начала военного конфликта с его страной.

Ряд американских СМИ последние несколько дней сообщают о передвижениях российских подразделений рядом с границей Украины. Большой шум устроило издание Politico, опубликовав спутниковые снимки, на которых видны танки и другая тяжелая военная техника. Как сообщается, на фотографиях запечатлен район недалеко от Ельни в Смоленской области, что в 250 км от Украины. The Washington Post со ссылкой на неназванных официальных лиц Европы и Америки также писала о «нестандартных перемещениях» российской военной техники рядом с украинской границей.

На этом фоне Черноморский флот России сообщил в среду, что подводные лодки «Ростов-на-Дону» и «Великий Новгород» отработали нанесение удара ракетами «Калибр-ПЛ» по отряду кораблей условного противника. Такие же учения провели истребители Су-30СМ и бомбардировщики Су-24 совместно с ракетными комплексами «Бал» и «Бастион». Эти события совпали с заходом в Черное море эсминца ВМС США USS Porter, оснащенного крылатыми ракетами Tomahawk.

При этом нынешнее информационное обострение вокруг активности российских войск вдоль российско-украинской границы характерно тем, что официальные лица, как в Киеве, так и в Москве, эти сведения опровергают. Вбросом назвал эту информацию пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, фейковой кампанией — официальный представитель МИД РФ Мария Захарова. С украинской стороны ее опровергли и пресс-служба Минообороны, и секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Алексей Данилов. По словам последнего, «это дезинформация, и нам непонятно, зачем они (СМИ) это делают».

В то же время, по оценкам того же Данилова, вдоль украинской границы на сегодня сконцентрировано не менее 80-90 тысяч российских военных (не считая нескольких десятков тысяч военнослужащих армии России, находящихся в Крыму). И все же это меньше, чем «более 300 тыс. военнослужащих, 35 тыс. единиц вооружения и спецтехники, 180 кораблей и катеров, порядка 900 летательных аппаратов, в том числе 15 самолетов дальней авиации и 40 самолетов ВТА», которые, по словам начальника Генштаба РФ Валерия Герасимова, участвовали в апреле текущего года в масштабных военных учениях, проходивших на территории практически всех военных округов России.

Так или иначе, но все эти противоречивые сведения вновь и вновь заставляют задаваться вопросом, возможна ли в обозримом будущем большая война между Россией и Украиной. Все те же высокопоставленные чиновники в Москве делают на сей счет довольно недвусмысленные намеки. Так глава российского МИД Сергей Лавров заявил: «Да, обострение налицо. Наблюдаются попытки создать провокационную ситуацию, вызвать какой-то ответ от ополчения и втянуть Россию в какие-то силовые действия». Мария Захарова добавила, что попытки урегулировать вооруженный конфликт на Донбассе силой «будут иметь самые печальные, где-то непредсказуемые, но в целом трагические последствия».

В свою очередь, президент Украины Владимир Зеленский после применения ВСУ в Донбассе турецких беспилотников Bayraktar TB2, вызвавшего крайнюю озабоченность в России, заявил: «Мы не наступаем, мы отвечаем в соответствии с теми договоренностями о режиме прекращения огня. Именно в этом формате и будет продолжать действовать Украина».

Таким образом, на основании информации из открытых источников сделать однозначный вывод о том, возможна ли большая война России и Украины в ближайшее время, сегодня непросто. Даже если мы согласимся с тем, что по периметру Украины сосредоточенно примерно 100-150 тысяч российских солдат, то для победы в такой войне этого явно недостаточно. Украинские Вооруженные силы сейчас примерно вдвое больше. Причем это уже не та плохо организованная и плохо обученная, информационно и пропагандистски дезориентированная армия, которую имела Украина в 2014 году. Сегодня это хорошо мотивированная, хорошо вооруженная, получившая боевой опыт армия, четко знающая кто ее противник и за что она воюет.

Кроме того, в 2014 году на стороне России был фактор внезапности. Сегодня о нем уже можно забыть — любые мало-мальски заметные передвижения российских войск фиксируются в режиме онлайн как западными, так и украинскими средствами разведки, включая беспилотниками, которых семь лет назад у Украины не было и которыми она обладает сегодня.

Нет сейчас и того значительного отставания Украины от России в вооружениях, прежде всего в средствах обнаружения противника, что имело место в 2014 году. Конечно, РФ превосходит Украину по общей численности войск и техники, по ракетам, самолетам, размеру военно-морского флота и многому другому. В конце концов, российская армия обладает ядерным оружием, а Украина от него в свое время отказалась. Однако сегодня уже совершенно очевидно, что в случае большой войны Запад, в отличие от 2014 года, не оставит Киев один на один с Москвой. Да, собственно, уже не оставил. Если семь лет назад в России намекали на тяжелые последствия поставок на Украину современного западного оружия, то сегодня Киев открыто закупает американские ракеты, турецкие и израильские беспилотники и много чего еще.

Наконец, главное. Мелкие пограничные инциденты могут начинаться спонтанно. Решение о ввязывании в большую войну — всегда политическое и многократно взвешенное (что, впрочем, не гарантирует его разумности). Правители начинают войны по большей части не из-за внешних неурядиц. О внешних поводах всегда трубит официальная пропаганда, но истинные причины войны всегда нужно искать внутри той или иной страны.

Если мы рассмотрим под таким углом российско-украинский конфликт, то какие бы внутренние проблемы не имела сегодня Украина, странно было бы ожидать нападения заведомо более слабого противника на более сильного. Хотя бы потому, что именно такого развития событий ожидает от Киева Москва. Если бы этот малореалистичный сюжет случился, и руководство Украины попыталось бы вернуть Донбасс и/или Крым силой, то российской пропаганде гораздо легче было бы выставить Киев агрессором, даже несмотря на то, что абсолютное большинство стран мира высказывается в поддержку территориальной целостности Украины.

Теоретически, у Кремля может возникнуть соблазн прикрыть большой войной нарастающие экономические и социальные проблемы России — пандемию, на фоне которой очевиден коллапс ее системы здравоохранения, галопирующий рост цен, падение доходов и усиливающееся в связи со всем этим недовольство населения. Однако и здесь все не так просто, как может показаться кому-то.

В первую очередь стоит попытаться понять, какие цели (не придуманные для пропаганды, а реальные) может ставить руководство России в такой войне? Цель локальная (и это первый сценарий) — прокладывание сухопутного коридора из ДНР и ЛНР в сторону Мариуполя и Крыма. Однако провести здесь блицкриг — внезапно и без больших потерь, уже не удастся по причинам, описанным выше. Да и сама по себе цель — так себе. Отрезать Украину таким образом от Азовского моря возможно, а от Черного не удастся — в ее распоряжении все еще останется протяженное побережье от Перекопа до границы с Румынией.

Однако даже если российским руководством будет поставлена и выполнена такая задача, плата за нее может оказаться несоразмерна цели. Отключение от SWIFT и отказ от закупки российских нефти и газа, которые уже были обещаны Москве в время упомянутого обострения весной этого года, приведут российскую экономику к коллапсу. Тем более, что странные иллюзии насчет того, что Китай вдруг начнет потреблять российскую нефть и газ в тех же объемах, что и Европа, уже улетучились, оставшись в 2014 году.

Выходит, овчинка выделки не стоит. Если уж начинать войну, то по второму сценарию — с целью отрезать Украину от всего черноморского побережья. Но это уже совсем другой масштаб, другие человеческие и материальные потери и другие риски. В этом случае упомянутые международные санкции в отношении России будут еще жестче — при том, что военная победа вовсе не гарантирована. Еще весной текущего года, на фоне широкомасштабных учений в России, США публично заявили, что придут Украине на помощь в случае нападения.

Есть еще и третий сценарий, который подразумевает ввод российских войск на территорию Украины одновременно со всех возможных на сегодняшний день направлений: с востока со стороны ДНР и ЛНР, с юга из Крыма, с юго-запада из Приднестровья, с севера со стороны Белгородской, Курской, Брянской областей, а также с северо-запада — со стороны Белоруссии. Некоторые «ястребы» давно мечтают разрезать Украину на неравные части, отделив «безнадежные» западные области и приняв в «русский мир» все остальное с центром в Киеве.

Этот вариант означал бы тотальную войну на уничтожение украинского государства. Попытка его реализации гарантированно привела бы к военному столкновению Москвы со всем Западом и полную экономическую блокаду России. Готово ли российское руководство ко всему этому? На словах — конечно. На деле — сильно в этом сомневаюсь. Подобные планы в штабах, естественно, разрабатываются, но это не значит, что они будут реализованы.

Во время «холодной войны» и в СССР, и в США детально разрабатывались десятки планов нанесения ядерных ударов по «вероятному противнику». Как известно, ни один из них не был претворен в жизнь. Так же и сегодня. Одно дело на словах грозить уничтожить «мир, в котором не будет России» и отправиться в рай, а другое — реальная ядерная война с мощнейшей военной державой современности и ее отнюдь не слабыми союзниками, некоторые из которых тоже обладают оружием массового поражения.

Кроме того, война для собственного населения всегда должна быть как-то обоснована пропагандистски. В 2014-15 годах кампания в российских СМИ по поводу «защиты русских» на Украине в целом возымела действие. Однако сейчас эта тема большинство людей уже не заводит.

Помимо этого, стоит вспомнить, что даже семь лет назад, после, казалось бы, победы всеобщего «крымского консенсуса» в России, о котором не уставая говорили политологи и публицисты, на улицы Москвы протестовать против войны с Украиной выходили десятки тысяч человек. Сегодня, когда все приемы кремлевской пропаганды изучены досконально и рассмотрены под микроскопом общественного мнения, протест против такой войны в России может быть еще масштабней, и еще не известно, чем все это может закончиться.

Из этого следует, что вероятность войны России с Украиной в обозримом будущем невысока — это «нулевой вариант», все останется как есть. Впрочем, гарантии могут дать только на небесах или в страховой компании. А тот или иной сценарий все равно будут выбирать в Кремле.

Александр Желенин

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь