Сильнее всего наказать Россию может только она сама – Росбалт

0
17

Заявления с угрозами отказа от доллара и запрете зарубежных платежных систем делают в Москве, а не на Западе, отмечает экономист Игорь Николаев.

Создается впечатление, что власти готовят нашу страну к самой масштабной изоляции со времен крушения Советского Союза.

Сильнее всего наказать Россию может только она сама - Росбалт

В начале недели прогремел сразу целый залп изоляционистских заявлений российских официальных лиц. Так, министр иностранных дел РФ Сергей Лавров в интервью китайским СМИ вновь поднял тему снижения санкционных рисков «путем укрепления своей технологической самостоятельности, перехода к расчетам в национальных валютах и в мировых валютах, альтернативных доллару», а также упомянул про уход от «контролируемых Западом международных платежных систем».

В тот же день пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, отвечая на вопрос, как в Кремле оценивают угрозу отключения России от системы международных платежей SWIFT, заявил, что «ситуация обязывает нас быть начеку».

Явно готовится к противостоянию с Западом и российский Минфин. По данным «Известий», в пояснительной записке к поправкам в Бюджетный кодекс ведомство предупреждает «о резко возросших рисках ареста и блокировки российских активов в США и Западной Европе».

Наконец, Минпромторг РФ выпустил заявление с пропагандой политики импортозамещения. «Деньги, которыми оплачивали импорт, будут оставаться внутри страны и пойдут на зарплаты сотрудников и развитие новых технологий и производств», — говорится в его документе.

Все это многих уже наводит на мысль, что власти России готовят ее экономику к возможно самой масштабной изоляции со времен крушения Советского Союза. О том, к чему могут привести подобные меры, обозреватель «Росбалта» говорил с главой Института стратегического анализа Игорем Николаевым.

— Возможно ли вообще такое, что Россия, существующая в нынешней рыночной экономике, действительно прекратит использовать доллары и евро и перейдет на юани, тенге и так далее?

— Ну, если мы сведем все наши экономические отношения к торговле с Китаем, то, да, можно перейти и на юани. Но есть ведь еще и другой мир, например, Европа, США. Так что юанями здесь никак не обойтись. США и много других стран — это доллар, Европа — это евро. Если мы готовы сузить наш торговый оборот раза в три-четыре, тогда это возможно. Однако практически, на мой взгляд, невероятно.

Что касается платежных инструментов, то, как известно, мы с 2015 года развиваем систему «Мир». Но, по сравнению с международными платежными системами Visa и MasterCard, она как была, так и остается очень маленькой. Внутри страны, да еще в нескольких других государствах, прежде всего на пространстве СНГ, или по некоторым операциям, скажем, в той же Турции, мы картой «Мир» обойдемся. Но ни с Visa, ни с MasterCard, которыми охвачены две сотни стран, «Мир», конечно, не сравнить.

— А Россию, что, и правда хотят отключить от Visa и MasterCard?

— Да в том то и дело, что никто нас от них отключать не собирается. Зачем той же Visa терять доходы? Так что тут риски, по-моему, надуманные. Одно дело санкции в отношении российского госдолга — да, подобный риск действительно есть, другое — Visa и MasterCard. Никто подобных мер пока не озвучивал, нам это не грозит. Никакие международные системы нас отключать не будут, если мы только сами от них не отключимся.

— А возможно ли вообще такое? Можем ли мы окончательно превратиться в Северную Корею?

— Знаете, на сто процентов исключать уже ничего нельзя. Сейчас с уверенностью можно сказать, что мы на пути туда. Дойдем или не дойдем — пока большой вопрос. Но тенденция однозначна — мы идем в этом направлении.

— А SWIFT могут нам отключить?

— Риск есть, но я считаю такую меру маловероятной. Есть же опыт ее использования. В свое время SWIFT отключили Ирану. И что? Добились своих целей те, кто это сделал? Оказалось, что можно и без этого работать.

— И все же, если представить, что мы отказываемся от доллара и евро, переходим на рубли и юани, отказываемся от использования ставших уже привычных для россиян платежных систем Visa и MasterCard, что в этом случае произойдет?

— Ну, во-первых, даже советская экономика так не закрывалась. Во-вторых, повторю, наша внешняя торговля тогда просто рухнет. То есть, мы серьезно сами себе навредим.

— Да, трудно представить себе, что, например, европейцы вдруг начнут скупать юани и рубли, чтобы расплачиваться ими за наши нефть и газ…

— Это уж точно! (смеется).

— А как бы вы прокомментировали заявление Минпромторга о том, что сэкономленные на оплате импорта деньги пойдут на внутренне развитие?

— Ну, это хорошо, конечно, но чем мы будем замещать высокотехнологичный импорт? В последние годы у нас была очевидна связь — если начинается экономический рост, то он, в том числе, основывается на так называемом «инвестиционном» импорте — высококлассном технологическом оборудовании, которое гораздо более производительно, чем аналогичное отечественное.

Мы ведь преимущественно экспортируем сырье, а импортируем высокотехнологичное оборудование. Надо задаться вопросом: можем ли мы заменить его такого же класса российскими товарами? Если нет, то зачем нам такое импортозамещение?

Беседовал Александр Желенин

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь