Почему в «процветающей» Туркмении урезают пайки – Росбалт

0
25

В республике за бутылкой масла и буханкой хлеба нужно отстоять очередь, а поденщикам приходится делиться копеечным заработком с полицейскими.

Власти наличия в стране продовольственного кризиса не признают.

Почему в «процветающей» Туркмении урезают пайки - Росбалт

«Родина процветания» и «продовольственного изобилия», то есть Туркмения, как это пытаются внушить местным и вообще всему миру власти центральноазиатской республики, все больше урезает продовольственные пайки, отпускаемые по госцене, в то время как на них буквально «охотятся», дерутся и падают в обморок малоимущие, выстаивающие огромные очереди. Но очереди за буханкой хлеба и бутылкой масла как-то расходятся с официально пропагандируемым благоденствием туркменов, поэтому их от них освобождают, при этом еще больше урезая лимит относительно дешевого продовольствия.

Как пишет «Хроника Туркменистана», администрация Ашхабада прекращает продажу товаров в государственных торговых точках, и теперь их будут доставлять на дом. В Минторг были вызваны директора магазинов, которым велели подсчитать количество людей, которых они обслуживают, собрать с них паспортные данные, номера мобильных и домашних телефонов.

Первую партию продуктов по «фиксированным» ценам, которые тоже растут, уже доставили «везунчикам». Семьи, вне зависимости от их численности, получили по литру растительного масла, килограмму сахара и три куриные ножки. Turkmen.news, в свою очередь, уточняет, что речь идет о месячной продовольственной норме — во всяком случае, на периферии. Здесь в нагрузку за щедрость государства придется покупать четыре бутылки воды.

Власти Туркмении не признают наличия продовольственного кризиса. На официальных мероприятиях и в государственных СМИ регулярно подчеркивается, что в стране царит «продовольственное изобилие». По телевидению демонстрируют полные продуктов витрины. Но при этом если государственная стоимость, к примеру, муки повысилась с 1 до 2 манатов за килограмм, у частников дешевле 9 манатов не достать.

Вышеназванное издание информирует, что на фоне продовольственного кризиса в местах лишения свободы в Туркмении начался настоящий голод — «заключенные умирают от недостатка питания и от различных заболеваний». Перечислять деньги заключенным смысла нет — магазины в колониях пусты: «По несколько дней элементарно не бывает хлеба». Раньше заключенные могли иной раз получать съестное от родственников, но с начала марта 2020 года передачи были запрещены в связи с эпидемией COVID-19, наличие которой власти «Родины процветания» так и не признали.

Ранее Тurkmen.news писал о крайне низком качестве питания в детсадах, в частности, Балканского велаята. «Для питания детей поставляются гнилые овощи и парагвайское замороженное мясо, которое отказываются есть даже коты на помойке. Если так обстоит дело в детских учреждениях, нетрудно представить, как снабжаются колонии», — резюмирует издание.

А как живут люди, в частности женщины, на воле? Лишение их многих прав, что видится диким не только для «свободного мира», но и других республик Центральной Азии с их порой странной «гендерной спецификой», обсуждалось неоднократно. Но нет предела «совершенству»: на женщинах, батрачащих на хлопковых полях, стали наживаться полицейские. «Хроника Туркменистана» передает, что в Лебапском велаяте появились бригады представительниц прекрасного пола, которые нанимаются на выполнение сельскохозяйственных работ, арендуя автобус и рано утром выезжая на прополку хлопковых полей по договору с работодателем. Группы из 20-25 человек за день пропалывают по 5-6 гектаров площадей, и платят за это на бригаду по 230–240 манатов ($67 по госкурсу или $6 по курсу «черного рынка»). За транспорт женщины платят по 5-10 манатов, но беда в том, что поденщина стала источником заработка для сотрудников правоохранительных органов: они останавливают автобусы и начинают выяснять, «что это за группа, почему без санкции властей, кто разрешил» и т. п. Женщин не отпускают, пока полицейским не заплатят. Соответственно, и без того грошовый заработок на тяжелейших работах превращается практически в ничто.

Арендаторов работа профессиональных женских бригад устраивает гораздо больше, чем принудительный труд на хлопке работниц бюджетной сферы: «Еду привозят с собой, работают добросовестно». И добавим — задешево. Но есть подозрения, что эту «лавочку» чиновники прикроют.

И только как насмешку можно расценить в таких условиях информацию МИД Туркмении, в соответствии с которой Экономический и социальный совет ООН (ЭКОСОС) избрал республику в члены исполкома международной организации по вопросам гендерного равенства и расширения прав и возможностей женщин («ООН-Женщины») на 2022–2024 годы.

«Это решение, — поясняют во внешнеполитическом ведомстве, — созвучно с усилиями правительства Туркменистана по вовлечению женщин в общественно-политическую, экономическую, социальную и культурную жизнь страны». В МИД также сообщили о наличии в Туркмении плана действий по гендерному равенству на 2021–2025 годы. Но как быть с тем, что в отношении «слабого пола» в республике действует запрет на выдачу и продление им водительских прав, ограничения в выборе одежды, включая нижнее белье, косметики и т. д. Даже цвет волос должен быть «правильным» — темным.

Это, так сказать, из области разносторонне тяжелых будней с самыми разнообразными сферами ущемления прав человека. А как насчет праздников? Нет, не овчарки алабая, ахалтекинского коня или велосипеда, а общемирового — Дня победы над Германией в 1945 году, который для всех народов СССР был, а для многих и остается, Днем Победы в Великой Отечественной войне.

К примеру, в городе Дашогуз, по данным Тurkmen.news, «группа неравнодушных граждан … возложила цветы к Вечному огню, который давно погашен». Теперь уже и не вспомнить, когда он горел. И это не единичное явление: «В Фарабском этрапе Лебапского велаята Вечный огонь погасили в апреле 2012 года, … местным жителям объяснили, что «дети могут обжечься». Возле теперь уже бывшего Вечного огня ликвидирована композиция из трех башен Кремля, между которыми располагались две картины, изображавшие начало и конец войны. А с каски солдата в составе скульптурной группы убрали рельеф пятиконечной звезды.

В Ашхабаде мемориал с Вечным огнем, возведенный в 1970-х годах, перенесли в юго-западную часть столицы. И теперь он посвящен не только героям Великой Отечественной войны, но и жертвам Геоктепинской битвы и землетрясения 1948 года. А в городе Мары и памятник Неизвестному Солдату переселили из центра города на русское кладбище. Вполне в духе времени — в соответствии с постулатом некоторых бывших советских республик, по которому «Это была не наша война».

Этот краткий обзор туркменского бытия хотелось бы завершить на оптимистичной ноте от властей республики, но впечатление от нее может испортиться ввиду преподнесения желаемого за действительное или возможное. Впрочем, у людей все же остается привычка смотреть сквозь розовые очки. Для такой категории граждан государственное информационное агентство Туркмении (ТДХ) сообщает, что на состоявшемся на днях в Ашхабаде Международном инвестиционном форуме министр экономики и финансов Мухамметгельды Сердаров заявил, что темпы роста ВВП республики в 2024–2025 годах ожидаются на уровне более 8%, а по итогам 2020 года и первого квартала 2021-го они составили 5,9%. «Даже в условиях мирового экономического кризиса, отразившегося на экономическом развитии многих развитых государств мира, экономика Туркменистана стабильна и устойчива», — подчеркнул министр.

Эти цифры видятся взятыми, что называется, «от балды», и сильно расходятся с данными МВФ, который оценил реальный рост ВВП Туркменистана в прошлом году в 0,8%. Что же касается будущего года, фонд прогнозирует рост ВВП в Туркмении на уровне 3,9%. Но людям не до процентов. Им хочется кушать и относительно спокойно жить.

Ирина Джорбенадзе

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь