Операция «Миграция»: Лукашенко получил, что хотел? — Росбалт

0
24

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Похоже, белорусский «бацька» в очередной раз обвел вокруг пальца европейских политиков, хотя они это категорически отрицают.

Главный бонус для белорусского президента — Запад начал с ним разговаривать.

Операция «Миграция»: Лукашенко получил, что хотел? - Росбалт

Миграционный кризис на границе Белоруссии и Польши понемногу спадает. Курды и арабы уже не стоят лагерями в лесу — их отконвоировали в расположенный неподалеку логистический центр. Там раздали гуманитарную помощь, подогнали автолавку и пункт обмена валют. Белорусские силовики оказались настолько щедры, что якобы дают возможность всего за $100 любому мигранту зарядить мобильный телефон.

Не все нелегалы, конечно, отправились в «пересыльный пункт» — некоторые остались рассматривать каски польского спецназа на погранпереходе. Другие рассеялись по окрестным лесам, надеясь все же найти «дырочку» в границе. Некоторым это даже удалось — их поймали уже в Польше. А более полутысячи попросились домой. 18 ноября для вывоза 430 иракцев был организован бесплатный рейс по маршруту Минск — Эрбиль (столица автономной области Курдистан) — Багдад. Сейчас в консульстве Ирака проходят регистрацию еще около 200 мигрантов, которые хотят покинуть белорусско-польскую границу и вернуться в свою страну. Следующий подобный авиарейс уже назначен на сегодня.

Разрядка кризиса на границе — прямое следствие того, что Александр Лукашенко добился своего: с ним начали разговаривать. 15 ноября состоялся телефонный разговор и. о. канцлера Германии Ангелы Меркель и белорусского «бацьки». Тогда, по словам представителя пресс-службы Лукашенко, обсуждались ситуация с беженцами на белорусско-польской, белорусско-литовской и белорусско-латвийской границах, пути и перспективы решения миграционных проблем и гуманитарная помощь беженцам.

Позже на совещании по этому кризису Лукашенко добавил, что он, дескать, внес предложение Меркель: с мигрантами надо что-то немедленно делать, однако не уточнил, что именно. А также, по словам «бацьки», ему пришлось «развенчивать фейки», потому что поляки ввели в заблуждение Меркель.

Белорусские госпропагандисты сразу стали на все лады петь о том, что Лукашенко европейцы наконец признали избранным президентом и влиятельным региональным политиком, а потому пошли на переговоры с ним. И в самом деле — это был первый прямой разговор главы европейского государства с начальником Белоруссии после 9 августа 2020 года. Правда, на сайте немецкого канцлера его по-прежнему старательно называют Herr Lukaschenko, без всяких титулов.

Вскоре состоялся и второй разговор Меркель с Лукашенко — после того, как СМИ сообщили, что обострение на границе ЕС и ЕАЭС обсудили главы России и Германии. «Телефонная дипломатия» уходящего канцлера дала эффект — на границе стало тише. Зато разгорелся другой скандал: оказалось, что белорусский «пересидент» «качает права».

Министр иностранных дел Эстонии Ева-Мария Лийметс 17 ноября рассказала, что Александр Лукашенко хочет — в обмен на прекращение миграционного кризиса на границе с ЕС — признания его президентом и снятия санкций. После этого пресс-секретарь бессменного главы государства Наталья Эйсмонт заявила, что «было бы ниже достоинства президента Лукашенко поднимать в ходе разговора подобные вопросы или выдвигать подобные условия», сказав, что записи разговоров есть и у Минска, и у Германии и посоветовала Эстонии узнать у партнеров по ЕС достоверную информацию.

Вот только крупнейшее немецкое издание Bild подтвердило слова Лийметс. После чего во внешнеполитической службе ЕС заявили, что для признания кого-либо президентом нужны как минимум честные выборы, а проведенные в 2020 году в Белоруссии к таковым точно отнести нельзя. Ну а что касается снятия санкций, то нужно исправить те проблемы, которые привели к их введению. И Лукашенко — как раз одна из проблем, которые следует исправить. «Он может быть признан президентом только в том случае, если будет избран на свободных и честных выборах под международным наблюдением и в результате решения большинства белорусского народа. В настоящее время этого не происходит», — резюмировал представитель Европейской службы внешнеполитической деятельности Петер Стано.

В числе других действий, которые нужны для снятия санкций, — прекращение репрессий против оппозиции, уважение прав и свобод граждан, освобождение задержанных за мирные демонстрации и политических заключенных, предоставление свободы СМИ и т. д. В общем, нужно «открутить назад» последние полтора года.

17 ноября Меркель снова говорила с Лукашенко, что у того опять попытались выдать за «признание». Они, по версии Минска, договорились вынести решение проблемы «на уровень Белоруссии и ЕС и привлечь к ее решению соответствующих должностных лиц». Правда, у Меркель сообщили, что в разговоре обсуждались только вопросы допуска к мигрантам международных гуманитарных служб и возвращения беженцев на родину.

Официальный представитель кабмина ФРГ Штеффен Зайберт заявил, что Германия не признает легитимность Лукашенко, но Меркель поговорила с ним для улучшения гуманитарной ситуации, которая сложилась на границе. «Для того, чтобы улучшить эту вызывающую тревогу гуманитарную ситуацию для тысяч людей, имеет смысл говорить с теми, кто в Минске имеет возможность изменить положение, даже если речь идет о правителе, легитимность которого Германия и остальные европейские страны не признают», — сказал Зайберт.

А уже 18-го Меркель пришлось оправдываться: ее прямыми контактами с Минском громко возмутились в Варшаве и Вильнюсе, немного тише — во многих других европейских столицах. После чего «фрау канцлерин» позвонила Матеушу Моравецкому, чтобы обсудить «тесную германо-польскую координацию в связи с тревожной ситуацией на границе между Беларусью и Европейским союзом». «Канцлер подчеркнула полную солидарность Германии с Польшей», — пишет пресс-служба Меркель.

В итоге мы увидели, как напряженная ситуация, дошедшая до полетов российских стратегических бомбардировщиков в белорусском небе и высадки десантов неподалеку от границы, разрешается через множество телефонных звонков. Меркель звонит Путину, Лукашенко звонит Путину, Меркель звонит Лукашенко, Меркель звонит Путину, Путин звонит Лукашенко, и далее все повторяется по кругу.

В результате Лукашенко получил, что хотел — уверенность в том, что его «легализовали» на посту президента. И пусть в ЕС говорят противоположное, картинка для белорусского населения есть: лидер западноевропейской страны общается с «бацькой» на равных и ведет переговоры. Иначе говоря, Лукашенко добился того, что в ситуации отсутствия в Белоруссии легитимного правителя, страны-соседи вынуждены признавать его реальное влияние на ситуацию.

При этом на прямом контакте Меркель и Лукашенко открыто настаивал Владимир Путин, тем самым подталкивая Запад к его признанию. Одновременно РФ усилила свое военно-политическое влияние в Белоруссии — показала, что готова вступиться с оружием в руках за «младшего брата» в любой ситуации, какими бы идиотскими не были его действия. Впрочем, Путин Лукашенко все же публично одернул — призвал к «диалогу с оппозицией», дав понять, что Александр Григорьевич — не единственная и не самая легитимная власть в стране.

И пусть ЕС вполне официально заявляет, что не признает Лукашенко законным президентом, но возможность диалога с ним вернулась. Хотя, конечно, звонки Ангелы Меркель скорее выглядели как попытка дать ему возможность самостоятельно погасить конфликт и не потерять при этом лицо полностью.

Вячеслав Гордиенко

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь