Обойдемся без мигрантов, а работать будем сами — Росбалт

0
30

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

В России остро не хватает иностранных строителей, параллельно ужесточается законодательство, растут антимигрантские настроения и сокращается население.

Желание властей справляться без опоры на иностранных рабочих разумно и понятно, но вряд ли скоро реализуемо.

Обойдемся без мигрантов, а работать будем сами - Росбалт

Строительство, торговля, рабочий персонал: отток мигрантов на фоне пандемии и демографическая яма 90-х годов спровоцировали серьезный кадровый дефицит в этих сферах на российском рынке труда. По сравнению с доковидным 2019 годом запрос на рабочих и строителей в России вырос втрое, посчитали для РИА «Новости» в исследовательском центре «Зарплаты.ру». Сильнее всех дефицит мигрантов ощутила строительная отрасль. Только в столице на стройках недосчитались 80 тысяч иностранных рабочих. Как заявил РБК вице-мэр Москвы Андрей Бочкарев, если раньше в этой сфере трудилось около 120 тысяч гастарбайтеров, то сегодня не больше 40 тысяч. Общий дефицит трудовых ресурсов в отрасли чиновник оценил в 40%.

На фоне оттока мигрантов в строительстве выросли зарплаты: в среднем с 30 до 50-60 тысяч рублей в месяц. Но даже это не помогает привлечь кадры. По словам чиновника, многие уже и за 80 тысяч рублей не хотят работать.

«Выход один. Заработная плата у рабочих в Китае в пересчете на рубли — в среднем 150 тысяч, у финского рабочего — 240 тысяч, в Великобритании — 250 тысяч. И там не привозят рабочих из-за границы. Я ставлю задачу своим коллегам в стройкомплексе и подрядчикам разработать план мероприятий, который позволит нам обойтись без иностранной рабочей силы на строительных объектах Москвы. Процесс строительства должен требовать в три раза меньше людей, а зарплата у них должна быть в два, а то и в три раза больше, и строили бы мы в два раза быстрее», — отмечал в интервью РБК чиновник.

В столице считают, что полностью отказаться от мигрантов позволят механизация процессов и внедрение новых технологических решений в строительстве. «Конкретный пример — компания Skanska. Бетонируется пятно под монтаж большой колонны. Бетонирует один человек, швед. Он весь обвешан инструментами. Весь процесс проектирования и стройки сделан так, чтобы минимизировать количество работающих. Но работающие подготовлены гораздо лучше. Другой пример — оштукатуривание стен. Можно поставить четырех рабочих, а можно поставить одну станцию, которая наносит раствор на стену. У нас в отрасли есть большой резерв эффективности», — считает Бочкарев. По его словам, такие решения сейчас начинают внедрять и в столице.

Нужно стремиться к повышению производительности — в этом власти правы, нужна определенная стратегия или план действий, заявил «Росбалту» генеральный директор Рейтингового агентства строительного комплекса (РАСК) Федор Выломов. Вопрос как раз в том, как и за счет чего можно обеспечить этот рост, считает эксперт. «В последние лет двадцать производительность труда в строительстве находится в стагнации, причем не только в России, но и в мире — рост составляет около 1-1,5% в год. Согласно заявлениям, речь идет не о том, чтобы иметь, к примеру, 10% роста — предлагается удвоить или даже утроить производительность, и пока не совсем ясно, за счет чего этого можно достичь в относительно короткие сроки», — прокомментировал Выломов.

Как отметил гендиректор РАСК, кадровая обеспеченность — это долгосрочный феномен: «то, что мы предпринимаем сегодня в сфере образования или переквалификации, скорее всего найдет свое отражение в росте производительности лет через пять, а то и десять». «Ты не можешь сказать компаниям: ребята, вчера у вас над этим работало три человека, а теперь нанимайте одного — таких специалистов, полноценно работающих за троих, нет на рынке труда. Отдельный большой вопрос — невосприимчивость отечественной строительной отрасли к инновациям. Те же BIM-технологии мы уже внедряем лет десять, и до сих пор нельзя сказать, что отрасль к ним готова. И таких примеров достаточное число. Если Москва ставит перед собой задачу уменьшить число привлекаемых иностранных рабочих, то она может быть решена только за счет привлечения рабочих из регионов. Но из-за этого мы можем столкнуться с дефицитом кадров в регионах», — полагет собеседник «Росбалта».

Желание российских властей справляться без опоры на иностранных рабочих разумно и понятно, но вряд ли его удастся реализовать в обозримом будущем, считает и председатель Профсоюза трудящихся мигрантов Ренат Каримов. «Конечно, нужно заниматься повышением производительности труда, вопросами совершенствования организации производства, в том числе на стройке, внедрять элементы малой механизации, которые бы благотворно сказались на уровне производительности труда и, как какая-то заветная цель, позволили бы обойтись без трудовых мигрантов. Это, правда, не очень вяжется с прогнозами демографов, которые говорят, что только трудовая миграция может каким-то образом помочь свести концы с концами на фоне сокращающейся популяцией в РФ, которая к 2050 году пробьет очередной рубеж — меньше 100 млн человек. Возникает вопрос: каким в такой ситуации будет производство, что мы сумеем производить в России силами российских граждан. Если производительность труда к тому времени останется на существующем уровне, это приведет к сокращению производства и услуг на 30%. То, что предлагает вице-мэр Москвы, как раз позволяет в этих условиях каким-то образом развиваться», — считает Каримов.

По мнению эксперта, полностью отказаться от мигрантов сейчас невозможно, но подобные инициативы нужно поддерживать. Однако сейчас Россия остро нуждается в мигрантах. Но вот парадокс: пока бизнес стонет от дефицита рабочей силы, в обществе растут антимигрантские настроения. Дополнительное напряжение создает шумиха вокруг массовых драк среди мигрантов, которые некоторые эксперты считают чьей-то провокацией, и заявления о том, что в Россию собираются вернуть сотни тысяч гастарбатеров-правонарушителей. Подогревают ажиотаж и заявления властей об ужесточении миграционной политики. Последним в этом списке стало предложение главы Следственного Комитета РФ Александра Бастрыкина ввести обязательную геномную регистрацию всех въезжающих в Россию трудовых мигрантов из ближнего зарубежья, а также определиться с выдачей им квот на занятие трудовой деятельностью в России.

«Пока подобные инициативы никак не отражаются на миграционных потоках в Россию, потому что у иностранных рабочих просто нет времени следить за всеми инициативами. Как только они будут превращены в законодательство, и их начнут применять, тогда можно будет судить о том, как мигранты к этому относятся. Но можно предвидеть, что не очень здорово, потому что им придется проходить дополнительные процедуры, чтобы отбиться от государства. Государство требует патент? Ладно, стиснем зубы, поедем за 60 километров от Москвы оформлять патент, стоя в очереди в период пандемии, заражая других и рискуя своим здоровьем. Если инициатива Бастрыкина материализуется, тогда мигранты точно так же, стиснув зубы, поедут в центральный офис Следственного комитета, в районные отделения полиции или где там предлагается проходить геномную регистрацию. Но, в целом, это не очень украшает Российскую Федерацию как принимающую сторону, потому что здесь и не пахнет доброжелательностью, уважением к трудовым мигрантам, которые так много делают для РФ и в экономическом, и в социальном плане», — считает Каримов.

По мнению председателя профсоюза, ожидать, что из огромной массы мигрантов какой-то ничтожный процент совершит преступления, и благодаря геномной регистрации их будет удобнее схватить за руку, — не совсем правильный подход. «Я далек от правоохранителей, может это новый мировой тренд, что нужно всех подозревать, на всех собирать информацию, чтобы потом в нужный момент доставать что-то из этой папочки, сверять, сличать, обличать, судить и наказывать. Но мы с вами время от времени слышим, как одному подбросили наркотики, другому — оружие или патроны. Будет легко, наверное, какой-то волосок подбросить, чтобы сказать, что на месте преступления найдены материалы геномные», — высказывает мнение собеседник агентства.

Как полагает Каримов, в правительстве пока не дали четкой отмашки, что теперь мы будем обходиться без мигрантов. Есть лишь разнонаправленные заявления, что говорит о том, что нет единой точки зрения, нет единой позиции по этому вопросу. В сложившейся ситуации идеи об ужесточении миграционной политики идут вразрез с реальным положением дел на рынке труда и утверждениями самих же властей о потребности в мигрантах, но хорошо ложатся в русло интересов националистически настроенных россиян.

По мнению Каримова, людям, которые говорят: «да нам мигранты не нужны, пусть уезжают, мы сами будем работать», нужно дать возможность попробовать. «Кто-то должен привлекать таких людей на стройку, в ЖКХ — в те сферы, где заняты мигранты. Нужно, чтобы россиянину, который хочет жить в России один, татар и якутов он еще готов потерпеть, но не узбеков и таджиков, представилась возможность попробовать, и он попытался бы ее реализовать. А дальше возможны два варианта. Первый — он попробовал, у него получилось, и хорошо. Второй — он попытался, у него не получилось, и тогда он наконец перестал говорить, что мы справимся без мигрантов», — полагает эксперт. По его словам, такая попытка помогла бы поставить точку в этом вопросе.

Анна Семенец

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь