Казахстан готов жить без «великого и могучего»? — Росбалт

0
30

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Власти в Нур-Султане (Астане) разворачиваются в сторону поэтапного вытеснения русского языка из оборота своего многонационального государства.

Как показывает затянувшийся перевод казахского алфавита с кириллицы на латиницу, желаемого эффекта такие меры не дают.

Казахстан готов жить без «великого и могучего»? - Росбалт

Не успели улечься страсти по поводу проводимых в Казахстане так называемых «языковых рейдов» с угрозами и нападками на говорящих на «великом и могучем», как случился новый эксцесс, теперь уже на законодательном уровне. Напомним, что по конституции РК русский язык, наравне с казахским, имеет официальное хождение в госучреждениях и органах местного самоуправления. Но в парламенте Казахстана, видимо, решили, что русского в стране многовато, и он стал приобретать какой-то расплывчатый статус для частных организаций.

Мажилис (нижняя палата парламента) принял законодательные поправки, в соответствии с которыми в визуальной информации (вывески, ценники, меню, указатели и т. д.) обязательно должен использоваться казахский язык. Это, конечно, нормально, и не вызвало бы никаких вопросов, если бы не одно «но» — использование русского языка в визуальной информации для частного сектора теперь допустимо лишь «в случае необходимости».

Парламентарии заявили, что поправки служат защите интересов казахоязычных жителей республики. Они пояснили, что надписи, вывески и прочий визуал на казахском языке часто изложен либо неграмотно, либо он вовсе отсутствует. Но чем мешает русский язык грамотному использованию казахского?

Как сказал порталу Sputnik депутат Берик Абдыгалиулы, представивший законопроект на заседании мажилиса, рассматриваемые нормы направлены, в первую очередь, на систематизацию и правильное применение казахского языка как госорганами, так и частными организациями. В них также отражено требование соблюдать нормы орфографии и аутентичного перевода при изложении текстов реквизитов и визуальной информации.

Депутат, кроме того, сообщил, что исключительно на казахском языке будут излагаться традиционные, исторически сложившиеся местные названия административно-территориальных единиц, составных частей населенных пунктов, других физико-географических объектов. Он убежден, что внедрение поправок не создаст никаких трудностей для русскоязычных казахстанцев, поскольку «большинство … на том или ином уровне владеет казахским языком».

В общем, никакой дискриминации русского не происходит, и Казахстан всего лишь «предоставляет бизнесу право выбора — … размещать информацию о своей организации только на казахском языке, или же, по желанию владельца, также на русском или других языках». То есть получается так: частникам такая возможность предоставляется, а государственным организациям — нет. Пока — во всяком случае.

Создается впечатление, что странный «перекос», скорее всего, направлен на поэтапное вытеснение русского языка из оборота многонационального Казахстана, в котором большинство населения знает и использует русский язык не только в бытовом общении, но и на профессиональном уровне. И соответствующие меры стали приниматься в ускоренном порядке, хотя желаемого результата они не дают. Пример — затянувшийся перевод казахского алфавита с «советской кириллицы» на продвинутую «международную» латиницу. Алфавит все еще существует в двух вариантах, в него постоянно вносятся изменения, и специалисты никак не могут прийти к единому мнению по орфографическим, фонетическим и иным нормам государственного языка.

«ЦентрАзия» приводит статью доктора исторических наук Назиры Нуртазиновой (Алматы), озаглавленную «Есть ли настоящая забота о государственном языке в Казахстане?» Как отмечает автор, одной из особенностей постсоветского мышления является «увлечение внешним, количеством, массой, объемом, процентомания и пр. — в ущерб интенсивному развитию и вниманию к качественному измерению. А еще у нас в крови до сих пор … «показуха». Бесспорно, считает ученый, казахский язык нуждается в серьезной реформе и шлифовке, но в годы независимости вместо его «капитального ремонта» был сделан всего лишь «косметический».

И только через качественное обновление и кардинальное улучшение родного языка, через настоящую заботу о нем, он может стать конкурентоспособным и привлекательным: «… отмечу бросающиеся в глаза, режущие слух некоторые ляпы казахского литературного языка, которые можно даже без прохождения бюрократических комиссий и экспертиз быстро устранить, если мы действительно болеем душой за язык и думаем об имидже Казахстана. В этой связи стоит сказать, что русский язык столетиями любовно шлифовался и был доведен до блеска, ибо являлся языком великой державы, империи, господствующей нации (ну, просто факт истории, для кого-то горькая, а для кого-то радостная правда)».

Нуртазинова представила подробную «работу над ошибками» в орфографии, правописании и фонетике, подчеркнув также важность принципа благозвучия, гармонии и минимализма речи. Не будем вдаваться в подробности звучания и правописания казахского — упомянем, сославшись на автора статьи, о языковом «тихом ужасе», который наводят дикторы телевидения, журналисты, ораторы.

Словом, создается впечатление, что казахи весьма слабо заботятся о чистоте собственного языка, и под видом борьбы за него вытесняют «имперский» русский, который «так и прет отовсюду». В частности, бросается в глаза востребованность обучения на русском языке (из 5 тыс. школ в РК около 2 тыс. — с русским языком обучения, и столько же — с русскими классами или частичным обучением на «великом и могучем»). Кроме того, ежегодно около 70 тыс. граждан Казахстана — студенты и аспиранты — пополняют вузы России. Это четверть всех иностранцев, обучающихся в высших учебных заведениях РФ.

Как уже писал «Росбалт», не далее как летом этого года председатель сената Казахстана Маулен Ашимбаев заявил, что его республика уделяет большое внимание поддержке русского языка и считает его знание «нашим преимуществом, … конкурентным фактором развития Казахстана в современном мире». Но если дошло до того, что в республике, где официальный статус такого «престижного» языка стал мельчать на глазах, причем, не снизу, а сверху, то, не исключено, он вообще может обнулиться.

И это в то время, когда в Казахстане усиленно изучают русский язык, и республика связана с РФ не только исторически, но и членством в таких организациях как ОДКБ, Евразийский экономический союз, СНГ. Кстати, граждане РК пользуются на территории РФ теми же правами, что и россияне — за исключением участия в выборах.

Заметим также, что языковый вопрос стимулирует отток из РК не только этнических русских, но и представителей титульной нации. Может, наезд на «имперский» происходит именно из-за высокого показателя его владения местными?

«Стремись изучить язык семи народов и семь разных наук», — гласит казахская пословица. И ни один язык, разумеется, не должен стать препятствием для изучения других. Что же касается собственно казахского, его бы поскорее довести до ума, что станет дополнительным стимулом для изучения и широкого употребления государственного языка не в ущерб другим.

Ирина Джорбенадзе

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь