Доллар за 100 рублей — реальность? – Росбалт

0
14

Маленькая победоносная война станет ошибкой, а за внешнеполитические амбиции заплатит потребитель, убежден экономист Артем Голубев.

Регулирование цен в долгосрочной перспективе — гораздо большее зло, чем рост цен.

Доллар за 100 рублей — реальность? - Росбалт

Рост цен — закономерное следствие пандемии и внешнеполитической нестабильности. И пока какие бы меры спасения экономики правительство ни оглашало, государству не удается сдержать падение уровня жизни населения.

Почему властям не удается обуздать цены на продовольствие? Какие товары подорожают? Нужна ли России маленькая победоносная война? Доллар за 100 рублей — сказки или новая реальность? На эти и другие вопросы ответил доцент кафедры экономики СЗИУ РАНХиГС, кандидат экономических наук Артем Голубев.

— Артем Валерьевич, вы придерживаетесь точки зрения, что в России вырастут цены на продукты питания и отдельные импортные товары и услуги. Думаете, вернемся к кризису 2020 года?

— С одной стороны, его максимума мы не достигли. Если помните, в марте прошлого года доллар достигал отметки 81,90 рублей. С другой стороны, сейчас ситуация не намного лучше, на рынке опасаются девальвации.

— Есть серьезные основания?

— Нестабильна внешнеполитическая ситуация. Непонятно, какое продолжение получит очередное напряжение вдоль украинской границы. Боестолкновений хотели бы избежать все стороны конфликта, в этом я убежден. Однако они могут быть выгодны отдельным политическим кругам, как зарубежным, так и российским. Скоро выборы в Госдуму — и тут сразу вспоминаются слова столетней давности о маленькой победоносной войне. Предполагаю, что некоторые представители власти из числа силовиков вполне могут придерживаться мысли: «Успешные боевые действия сплотят общество». Но за внешнеполитические амбиции в конечном итоге всегда платит потребитель.

Второй момент — серьезное удорожание сырья практически по всему спектру…

— Здесь, я так понимаю, не сугубо российская проблема.

— Это общемировой тренд, не оставивший в стороне и РФ. Самый серьезный рост цен на сырье мы наблюдали осенью прошлого года. Так, стоимость древесины в Америке выросла в пять раз. Металлы, такие как медь, сталь, палладий и другие, также подорожали, некоторые — в два раз. Все это сказывается на себестоимости производства конечной продукции.

Не лучше ситуация выглядит на рынке продовольственных товаров, поскольку темпы удорожания сырья рекордные за много лет. Рост цен, правда, пытаются искусственно сдержать, но помогает ли это? Обычно к подобным мерам государство прибегает после существенного удорожания товаров, в момент пиковых величин. Напомню, розничная цена на растительное масло в прошлом году была на уровне 60-70 рублей, и лишь когда цена превысила 100 рублей, власти решили ее зафиксировать.

В условиях кризиса из-за девальвации рубля себестоимость многих видов продукции в России зачастую растет, даже если производство расположено на территории страны. Используемое сырье может быть зарубежным: пальмовое масло, твердые сорта пшеницы, соя, концентраты соков и другое. А оборудование, комплектующие к нему? В значительной степени все импортного производства. Условно говоря, вышел станок из строя. Если полтора года назад мы покупали его в долларах по курсу 62 рубля, то сегодня — за 75-76. Затраты заметно возрастают, отсюда и рост цен.

В конце первого квартала мы фиксировали рекордный рост цен за последние три года. Производители замечают ускорение инфляции, подстраиваясь под ее темпы, повышая отпускную цену на производимые товары, иначе неминуемый рост издержек перекроет ожидаемую прибыль. Можно предположить, что эта тенденция еще какое-то время продолжится.

— Наверное, не последнюю роль сыграла пандемия?

— Весной-летом прошлого года из-за локдауна произошел резкий спад в производстве сырья, в первую очередь в добывающей промышленности. Сократить добычу можно быстро, а на восстановление нужно более продолжительное время. Пока к концу весны 2020 года Европу только захватывал вирус, Китай, к примеру, уже начал процесс восстановления экономики. В результате резко вырос спрос на сырье, но заметно увеличить объемы производства в коротком периоде невозможно. Возникает дефицит на рынке, цены начинают резко устремляться вверх.

— Но бесконечно продолжаться это не может?

— Я ожидаю, что до конца года цены на сырье испытают существенную коррекцию вниз, поскольку, когда рынок перегрет, желающих покупать в какой-то момент становится все меньше. Предполагаю, что можно ждать существенного снижения цен на нефть, газ, металлы и продовольственное сырье. Однако это снижение не будет долгосрочным трендом, и сырье впоследствии вновь начнет дорожать, хотя и уже не такими высокими темпами.

— Давайте поговорим о сегодняшнем дне и остановимся на росте цен на продовольствие.

— Это важная проблема с учетом того, что реальные располагаемые доходы населения не растут с 2014 года. Все большую долю доходов граждане тратят на продукты питания — в среднем 60-65%. Продовольственная инфляция особенно чувствительна для тех, кому остается экономить только на еде — других способов сохранить сбережения уже не остается.

— Пройдемся по отдельным позициям. Сахар и дальше будет расти в стоимости?

— Скорее всего, нет, он попал под особое внимание властей. Однако кондитерские изделия, в себестоимости которых значителен удельный вес сахара, вероятно, еще вырастут в цене. По аналогии с сахаром не стоит ждать повышения стоимости растительного масла, гречки, риса и некоторых других круп. На фоне удорожания этой продукции и повышения выгоды для его производителей в этом году урожай должен быть лучше, чем в прошлом. С осени, скорее всего, несколько скорректируются цены на ранее подорожавшие товары.

— Сразу до докризисного уровня?

— Нет, как правило, это занимает год-два, и такой процесс протекает гораздо медленнее, чем предыдущий рост, и в меньшем объеме. При этом поднимутся цены на те позиции, которые не успели подорожать — в основном это продукция, производимая с использованием подорожавшего сырья.

— На ценники на фрукты и овощи сегодня невозможно смотреть. Такие цифры — чисто сезонный фактор?

— Да, хотя играют немаловажную роль действующий запрет на торговлю с некоторыми странами и эффект девальвации рубля. С одной стороны, есть, конечно, замечательная Белоруссия, которая поставляет европейские продукты под своими брендами. Но сейчас отношения с соседом у нас находятся явно не на подъеме, так что надеяться особо не приходится.

Кстати, мясо птицы и яйца летом наверняка подешевеют. В это время и комбикорм, как правило, дешевле, у производителей меньше затраты — за счет экономии на освещении и отоплении.

— От соотечественников часто слышим, что власть бездействует, нужно заморозить цены на как можно большее число товаров. Правильно ли я понимаю, что подобные меры — популизм, экономического эффекта здесь немного, а после отмены ограничений стоимость резко плывет вверх?

— Не всегда. Например, заморозка цен на топливо давала результаты. Краткосрочный эффект может быть положительным, рынок, казалось бы, успокаивается. И все же мы видим негативные последствия в будущем. Так, вытесняются мелкие компании с рынка, сокращается конкуренция.

Вернемся к примеру с топливом. Регулируется ведь розничная цена, но не оптовая. Ситуация нередко доходит до того, что независимые компании закупают топливо дороже, чем продают, в результате чего в конечном итоге разоряются. Рынок монополизируется за счет крупных игроков, так называемых вертикально интегрированных нефтяных компаний — в России их единицы.

Другой момент — бизнесу приходится сокращать издержки при заморозке цен, например, использовать менее качественное сырье для выпускаемой продукции. Поэтому на полках мы все больше замечаем, например, растительное масло первого или второго сорта, а не высшего или премиум.

Регулирование цен в долгосрочной перспективе — гораздо большее зло, чем рост цен. Последнее — в нормальном конкурентном рынке — приводит к увеличению числа производителей, поскольку ниша становится привлекательной. В результате роста предложения цены корректируются вниз.

— Значит, будем ждать. А пока, как думаете, доллар за 100 — вероятный сценарий?

— Для этого нужны сразу несколько факторов. Во-первых, Америка и Европа должны совместно ввести жесткие санкции в отношении России. Вряд ли триггером станет ситуация с Алексеем Навальным или с очередным «российским вмешательством» в чьи-либо выборы. Как мы уже говорили в начале, причиной может выступить усиление напряжения вдоль границы с Украиной, вплоть до полноценных военных действий. Однако я оцениваю такое развитие событий как маловероятное, поскольку здравый смысл должен возобладать у всех сторон конфликта.

В экономике в свою очередь должны произойти серьезные потрясения, например, установление очередного локдауна сразу в нескольких крупных странах. Возможно ли это? Не уверен, что третья волна будет серьезной для большинства европейских государств. Впрочем, если вирус из Индии, где фиксируют рекордное количество заболевших, перекинется на соседний Китай… Это два гигантских мировых рынка как производства, так и потребления сырья и готовой продукции, и ухудшение положения на этих рынках непременно отразится на всех. А в условиях, когда из развивающихся экономик, к которым относится и Россия, происходит массовый отток капитала, возможно все.

В целом же для доллара по 100 рублей должны воплотиться в жизнь сразу несколько различных негативных факторов, а это пока маловероятно.

Беседовал Никита Строгов

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь