«Блокирование вакцинации — это протестное поведение в ответ на невозможность выбора» — Росбалт

0
19

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Одна из основных причин, мешающих в РФ справиться с пандемией коронавируса, — инфодемия, рассказал психолог Александр Асмолов.

Александр Асмолов.

«Блокирование вакцинации — это протестное поведение в ответ на невозможность выбора» - Росбалт

Почему общество в России до сих пор, несмотря на огромные людские потери, сопротивляется вакцинации? На этот и другие вопросы «Росбалта» ответил известный ученый, заведующий кафедрой психологии личности МГУ Александр Асмолов.

— Какие паттерны сегодня больше всего влияют на отношение россиян к пандемии и к вакцинации?

— Каждый раз, когда мы ищем причины сложного явления и вдруг говорим, вот это главная причина, мы рискуем пойти по пути глобального непонимания происходящего. То же самое происходит, когда мы обсуждаем и пандемию, и инфодемию, и вакцинацию. На самом деле за так называемым блокированием вакцинации, многочисленными отказами от нее стоит совершенно поле разных мотивов. Я сосредоточусь на некоторых из них.

С моей точки зрения, первый психологический мотив блокирования вакцинации заключается в том, что не предлагаются другие виды вакцин, кроме отечественных. С самого начала блокирование вакцинации — это протестное поведение в ответ на невозможность выбора.

Каждый раз, когда нас лишают свободы выбора, у целого ряда социальных групп и отдельных личностей возникает протест. Я все время подчеркиваю, что абсолютное зло — это отсутствие альтернатив, отсутствие любого выбора.

Когда нам предлагается только отечественная вакцина («фармакологический патриотизм»), у людей вызывается осознанное или неосознанное чувство протеста по поводу этой ситуации.

— На ваш взгляд, если бы в России сразу разрешили прививаться любыми вакцинами (российскими и зарубежными), то ситуация с количеством вакцинированных сейчас была бы иной?

— Абсолютно точно. Если бы в России с самого начала предложили возможность выбора различных вакцин, если бы четко сказали: сами принимайте решение, какая вакцина вам необходима, сами анализируйте ситуацию, тогда как минимум на 20% мы имели бы меньше трагедий. Когда речь идет о человеческих жизнях — это невероятно важно. «Фармакологический патриотизм» — это то, что, по большому счету, убивает наших людей в ситуации пандемии.

— Что еще влияет на поведение миллионов наших сограждан в сегодняшней тяжелой ситуации?

— Про первый мотив я сказал. Второй связан с готовностью или неготовностью принять помощь со стороны медицины. Мы хорошо знаем, что во многих странах, в том числе и в нашей, существуют группы людей с консервативными установками сознания.

За отказом от вакцинации может стоять неверие, что медицина может спасти. И убеждение, что только великая внешняя сила — Бог — может уберечь или не уберечь от болезни. Бог — я говорю в самом разном смысле этого слова. Люди, глубоко верующие в то, что есть та или иная сила, которая все за них решает, имеющие непроницаемую закрытую картину мира, преобладают, к сожалению, в нашей стране.

Если вы вспомните колоссальные очереди к мощам, вытянувшиеся в Москве, то согласитесь, что людей, которые верят, что их спасет то или иное чудо, немало. Я думаю, что подобного рода толпы людей, которые стоят в очереди к мощам, и отказ от вакцинации — это два явления, достаточно коррелирующих между собой.

Я напомню еще одно великое правило российской жизни. Когда мы сталкиваемся с трагедией, с проблемой, возникает замечательная реакция: «Авось пронесет». Вот это великое российское «Авось» тоже является одним из факторов, который влияет на блокировку использования вакцины.

— В начале беседы вы употребили термин инфодемия. Что вы под этим подразумеваете?

— Инфодемия — это информация, внушаемая нам, что мы все с вами больные. Из-за постоянного обсуждения в СМИ коронавируса в массовом сознании возникает мысль, что здоровых не осталось. Мы превращаемся в «коллективного больного».

Инфодемия — это и огромное количество фейков, поселившихся в информационном пространстве и «объясняющих» все, что происходит с пандемией. Это распространяемые концепции заговора, которые селят в наших душах образы врагов.

Тем самым инфодемия по своему ареалу более широка, чем собственно пандемия. В этом смысле инфодемия чудовищно подрывает иммунитет человека и является мощнейшим стрессом в ситуации пандемии.

— К вопросу о фейках. Чем можно объяснить тот факт, что даже под угрозой уголовного преследования у нас в стране много людей, которые придумывают все новые небылицы о коронавирусе, хотя в стране умирает более 1100 человек в сутки?

— Каждый раз, когда человек распространяет фейк, за этим стоит попытка разгонки собственной личностной значимости: «Я знаю и могу объяснить больше, чем другие». Распространение фейков — это попытка подобными манипуляторными средствами достичь различного рода прагматических целей.

Даже те люди, которые знают, что им грозит наказание, все равно идут на это, поскольку за этим стоит то, что психоаналитики называют эксгибиционизмом. Они демонстрируют себя, свою натуру, и тем самым упиваются воздействием на других людей, черпают отсюда источники собственного псевдовеличия.

Беседовал Петр Годлевский

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь