«Пугающие цифры». Почему в Бразилии от коронавируса умерло так много младенцев?

0
22

Врач отказался сделать тест на коронавирус годовалому сыну Джессики Рикарте. Через два месяца мальчик умер от осложнений, вызванных болезнью.

«Пугающие цифры». Почему в Бразилии от коронавируса умерло так много младенцев?

Лукас, сын Джессики, — один из 1300 младенцев, скончавшихся в Бразилии от вируса, несмотря на то, что ученые обладают неопровержимыми доказательствами того, что коронавирус не опасен для маленьких детей.

Джессика впервые заподозрила, что что-то не так, когда Лукас, который всегда хорошо ел, потерял аппетит.

Сначала она подумала, что у него режутся зубы. Крестная мать Лукаса, медсестра, предположила, что у него просто болит горло.

Но после того как у ребенка поднялась температура, а затем появилось затрудненное дыхание, Джессика отвезла его в больницу и попросила врачей сделать тест на коронавирус.

«Врач измерил уровень кислорода в крови. У Лукаса он был 86%. Теперь я знаю, что это ненормально», — говорит Джессика.

Но у него не было лихорадки, поэтому врач сказал: «Моя дорогая, не волнуйтесь. Нет никакой необходимости в тесте. Это все лишь небольшое недомогание».

Он дал Джессике антибиотики и отправил домой.

Джессика говорит, что некоторые из симптомов Лукаса исчезли по окончании курса антибиотиков, но он все время был уставшим.

«Я отправила несколько видео его крестной матери, моим родителям, моей свекрови, и все сказали, что я веду себя как параноик и мне следует перестать смотреть новости. Но я-то знала, что мой сын сам не свой, что он не дышал нормально», — говорит Джессика.

Это был май 2020 года, и эпидемия коронавируса нарастала. В небольшом городе Тамборил на северо-востоке Бразилии, где жила Джессика, от болезни умерли два человека.

Муж Джессики, Исраэль, беспокоился, что еще одно посещение больницы увеличит риск заражения ее и Лукаса вирусом.

Шли недели, и Лукас становился все более и более сонным. Наконец 3 июня Лукаса начало безостановочно рвать после обеда, и Джессика уже понимала, что им срочно нужно в больницу.

Тест на коронавирус оказался положительным.

Лукаса отправили в педиатрическое отделение интенсивной терапии в Собрале, находящемся более чем в двух часах езды от Тамборила, где ему поставили диагноз — мультисистемный воспалительный синдром (МВС).

Это экстремальный иммунный ответ на вирус, который может вызвать воспаление жизненно важных органов.

Эксперты говорят, что синдром, которым страдают дети до шести недель после заражения коронавирусом, встречается редко, но ведущий эпидемиолог доктор Фатима Мариньо из Университета Сан-Паулу утверждает, что во время пандемии она видит гораздо больше случаев МВС.

Когда Лукаса положили на аппарат искусственного дыхания, Джессике не разрешили оставаться с ним в одной палате. Но она могла звонить медсестре и слушать, как работает машина, которая поддерживает жизнь ее сына.

Однажды вместо звука дыхания она услышала длинный сигнал, который означал, что ребенок умер.

У Лукаса остановилось сердце, но врачам удалось вернуть его к жизни.

Доктор Мануэла Монте, педиатр, лечившая Лукаса более месяца в отделении интенсивной терапии в Собрале, говорит, что была удивлена ​​тем, что состояние Лукаса было настолько серьезным, ведь у него не было никаких факторов риска.

У большинства детей, которые страдают от МВС, есть сопутствующие заболевания, такие как диабет, сердечно-сосудистые проблемы или избыточный вес.

Но Лукас был здоровым ребенком.

За 33 дня, пока Лукас находился в отделении интенсивной терапии, Джессике разрешили увидеться с ним только три раза. У ребенка постоянно была температура, сыпь на теле и затрудненное дыхание.

В какой-то момент Лукасу стало лучше, и врачи решили убрать кислородную трубку. Они позвонили Джессике и Исраэлю по видеосвязи, чтобы Лукас мог увидеть их придя в сознание и не чувствовать себя одиноким.

«Когда он услышал наши голоса, он заплакал», — говорит Джессика.

Это был последний раз, когда они видели реакцию своего мальчика. Во время следующих видеозвонков у него был отсутствующий, заторможенный вид. Компьютерная томография показала, что Лукас перенес инсульт.

Тем не менее паре сказали, что при правильном уходе Лукас выздоровеет и вскоре будет переведен из отделения интенсивной терапии в общую палату.

«В ту ночь я поставила свой мобильный телефон на беззвучный режим. Мне приснилось, что Лукас подошел ко мне и поцеловал меня в нос. Этот сон был таким настоящим, что я проснулась очень счастливой. Затем я увидела 10 пропущенных звонков от врача Лукаса», — рассказывает Джессика.

У годовалого ребенка внезапно снизились пульс и уровень кислорода, и он умер.

Джессика уверена, что, если бы Лукасу вовремя сделали тест на коронавирус, он бы выжил.

Доктор Монте, лечившая Лукаса, согласна. Она говорит, что, хотя МВС нельзя предотвратить, лечение намного успешнее, если заболевание диагностируется на ранней стадии.

«Он прибыл в больницу в тяжелом состоянии. Я считаю, что мы могли бы его спасти, если бы начали лечить раньше», — говорит врач.

Джессика рассказывает историю Лукаса, чтобы помочь другим.

«Мне пишут другие матери, которые услышали мой рассказ и вовремя сделали тесты. Теперь их дети здоровы и дома, и для меня каждый такой спасенный ребенок — как частичка Лукаса», — говорит Джессика.

«Существует неправильное представление о том, что дети не заражаются коронавирусом», — предупреждает доктор Фатима Мариньо.

По данным Министерства здравоохранения Бразилии, в период с февраля 2020 года по 15 марта 2021 года вирус убил не менее 852 детей в Бразилии в возрасте до девяти лет, в том числе 518 детей в возрасте до одного года. Но по оценкам доктора Мариньо, на самом деле умерли более чем вдвое больше детей.

Она подсчитала добавочное число смертей от неустановленного острого респираторного синдрома во время пандемии и обнаружила, что таких смертей было в 10 раз больше, чем в предыдущие годы. Сложив эти числа, она убедилась, что вирус фактически убил 2060 детей в возрасте до девяти лет, в том числе 1302 младенца.

Эксперты говорят, что огромное количество случаев коронавируса в Бразилии, одно из самых высоких в мире, увеличило вероятность заражения младенцев и детей младшего возраста.

«Чем больше госпитализаций, тем больше число смертей во всех возрастных группах, включая детей. Но если бы пандемия была под контролем, этот сценарий можно было бы свести к минимуму», — говорит Ренато Кфури, президент научного отдела иммунизации Бразильского педиатрического общества.

Президент Бразилии Жаир Болсонару продолжает выступать против введения карантина, и уровень заражений в стране, вызванных вариантом вируса P.1, который считается гораздо более заразным, растет.

В марте в Бразилии умерло вдвое больше людей, чем в любой другой месяц пандемии.

Еще одна проблема — это отсутствие тестов.

«У нас нет достаточного количества тестов для населения в целом, и еще меньше их для детей. Из-за задержки с постановкой диагноза возникает задержка с лечением», — говорит Фатима Мариньо.

А выявить, что у ребенка коронавирус, без тестирования гораздо труднее, так как у детей болезнь проявляется иначе, чем у взрослых.

«У ребенка намного чаще бывает диарея, боли в животе и груди. Часто на эти симптомы не обращают внимания, и тогда становится слишком поздно», — говорит Фатима Мариньо.

Но большая смертность детей в Бразилии — это еще и вопрос бедности.

Исследование, проведенное среди пациентов до 20 лет бразильскими педиатрами под руководством Брайана Соуза из медицинской школы Сан-Паулу, выявило, что факторы риска — это не только сопутствующие заболевания, но и уязвимое социально-экономическое положение детей.

«Наиболее уязвимыми являются темнокожие дети и дети из очень бедных семей, поскольку им труднее всего получить помощь. Это дети, которым грозит самый высокий риск смерти», — соглашается доктор Мариньо.

Это связано с тем, что из-за стесненных жилищных условий детям невозможно дистанцироваться в случае инфицирования, а также потому, что более бедные семьи реже получают доступ в палаты интенсивной терапии.

Кроме того, бедные дети часто недоедают. Когда выплаты, связанные с безработицей из-за коронавируса, прекратились, миллионы людей снова погрузились в бедность. За один год Бразилия опустилась с 7 млн до 21 млн человек, живущих за чертой бедности.

Трагизм ситуации еще и в том, что родители не могут посещать своих детей в отделениях интенсивной терапии из-за страха заражения.

Доктор Чинара Карнейро, врач интенсивной терапии детской больницы Альберта Сабина, говорит, что работать чрезвычайно сложно не только потому, что родители способны утешить своих детей лучше, чем врачи, но и потому, что они могут помочь в клиническом смысле.

«Они могут понять, что именно испытывает их ребенок — боль или испуг, нужно ли ему сейчас лекарство или лучше его просто обнять и погладить по голове, чтобы он успокоился», — говорит доктор.

И сами родители страдают от того, что не могут видеть своих детей.

«Больно видеть, как ребенок умирает в одиночестве», — говорит доктор Карнейро.

Сотрудники больницы Альберта Сабина даже скинулись, чтобы купить телефоны и планшеты для видеозвонков.

«За время пандемии мы более 100 раз соединяли по видеосвязи наших пациентов с членами их семей. Этот контакт значительно снизил уровень стресса», — рассказывает доктор Карнейро.

Ученые подчеркивают, что риск смерти в детской возрастной группе все еще очень низок. Нынешние данные показывают, что только 0,58% из 345 287 случаев смерти от коронавируса в Бразилии на сегодняшний день приходятся на детей в возрасте до девяти лет.

Но это означает, что от коронавируса умерло более 2000 детей. «Цифры пугающие», — признает доктор Карнейро.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь